Главная » Backstage »

Русскую школу актерского мастерства на Запад увез Михаил Булгаков. Засилье американских картин в кинотеатрах страны допустило Министерство культуры

Русскую школу актерского мастерства на Запад увез Михаил Булгаков. Засилье американских картин в кинотеатрах страны допустило Министерство культуры

В чем секрет успешного режиссера в России? В рамках программы «Бэкстейдж» Дмитрий Елич поговорил с Сергеем Алдониным – известным режиссером театра и кино, который 15 декабря поставит на сцене ГКЗ «Башкортостан» «Мастера и Маргариту», где наряду с актрисой Екатериной Климовой исполнит главную роль.

В постановке «Мастер и Маргарита» вы одновременно и режиссер, и исполнитель главной роли. Насколько сложно сочетать эти две обязанности? Может быть, у вас есть какой-то свой подход?

Сложно, очень сложно, но это моя команда, с которой я работаю много лет. Команда профессионалов – звезд и молодых артистов, поэтому роль Воланда – это режиссировать свою свиту. Сложно сыграть роль свою, а совмещать несложно, потому что есть режиссер этого всего.

Сейчас существует столько спектаклей «Мастер и Маргарита», и все они отличаются трактовкой, качеством постановки. Как зрителю понять, что он идет именно на качественную постановку, на что стоит обратить внимание?

Прежде всего, стоит обратить внимание на состав актеров, на режиссера. Мы даже за границу выезжаем на фестивали и на гастроли только с условием, что полные декорации. Например, в Израиле их специально для нас изготавливали один в один, как у нас. Нам часто мешают другие постановки, потому что люди, как правило, не утруждают себя узнать, кто это.

Вы занимаетесь постановкой таких серьезных произведений, но в то же время сотрудничаете с телеканалом «СТС», режиссировали серии для сериала «Папины дочки», программу «Слава богу, ты пришел». Это грани творчества, желание разнообразить свою карьеру или форма заработка?

Я еще был главным режиссером «Русского радио», делал «Золотой граммофон». Просто было интересно поработать в разных жанрах. Я выпустился от Марка Захарова как режиссер, до этого закончил актерский у Калиновского, и мне было интересно. Если ты все делаешь с качеством, то это разные удовольствия, разные измерения. И если надоело, как со «Слава богу, ты пришел», то я бросал, предупреждал, что ухожу, и уходил.

Раз уж мы заговорили про Марка Анатольевича, какой главный урок он смог вам преподать, который помог с этой профессией?

Первое, что пришло в голову, это то, что режиссера не научить ничему. Кинорежиссер – это другое, там есть какие-то параметры. А театрального режиссера не научить, им можно только родиться. И если есть идеи, мысли вести за собой команду, ты сможешь. А если их нет, то никакие учебники и учителя тебе не помогут. Я с ним в этом совершенно согласен. Второе – никогда не делать так, как это делают все, и уметь от этого отказываться. Делаешь и видишь, что ты это уже видел, это ты уже прешь из какого-то другого театра или кино. Нет, сразу отказываться, даже если это хорошо. Если воровать какие-то хорошие вещи у каких-то талантливых людей, это надо делать так, чтобы никто не догадался. Как мы сейчас смотрим в Москве, я хожу и вижу, что одна идея из какого-то кино взята или из какого-то спектакля. Какие-то сцены прямо один в один. И это очень плохо.

У нас же такое богатое литературное наследие, почему до сих пор режиссеры, авторы сценариев ориентируются на Запад, а не смотрят вглубь русской культуры?

Это страшная вещь. Мне кажется, в какой-то степени это допустило Министерство культуры, с заносом очень много зарубежного – американского, прибалтийского. И мы совершенно потеряли русскую школу. Ту, которой пользуется весь Голливуд, которую вывез Михаил Чехов, Станиславский, – и все обалдели. И ее используют до сих пор. А мы ее бросили и с них лепим какие-то клише. Это зависит от того, к чему нас приучили, – по телевизору смотреть.

Тогда где кончается творчество и начинается работа режиссера Сергея Алдонина?

Работа в плохом смысле, что ли?

Да. Работа только за деньги, например.

Я уже давно не работаю только за деньги. Я от многого отказываюсь. Многие считают, что я с плохим характером. А я просто для того, чтобы не делать то, что не нравится, а не нравится 99%. Я или завышаю гонорар, или отказываюсь все время. Это, конечно, влечет за собой потерю больших денежных средств, но я хочу сейчас заниматься только тем, что мне нравится. Я хочу испытывать одно удовольствие от репетиций, съемок. И так построен наш спектакль. Его все обожают. Потому что это, прежде всего, общение, кураж, кайф на сцене и за кулисами.

11 декабря 2018