Главная » Тема дня »

В этом году цена бортевого меда может вырасти на 30%

В этом году цена бортевого меда может вырасти на 30%

В этом году цена бортевого меда может вырасти до 30%, прогнозируют эксперты. Причиной называют массовую гибель пчел. Например, только в заповеднике «Шульган-Таш» гибель пчел в бортях составила 70%, на пасеках – 15%. Сейчас стоимость бортевого меда в заповеднике достигает 3,9 тысячи рублей за килограмм, у частников начинается от 2,5 тысячи.

В 2016 в Бурзянском районе собрали около 1,5 тонн бортевого меда, в этом году количество не превысит и тонны. Из-за дефицита на рынке появится поддельная продукция, поскольку определить настоящий бортевой мед очень трудно, говорит начальник отдела пчеловодства заповедника «Шульган-Таш» Радик Галин: «Даже я со своим опытом работы в пчеловодстве не ручаюсь на 100%, что кто-то мне подсунет подделку, а я смогу ее определить. Можно сделать пыльцевой анализ, это очень дорогой анализ. В обычном меде в рамочных ульях по количеству пыльцы можно определить. Если в обычном меде от 60 растений пыльца, то в бортевом порядка 130-140 видов пыльцы. Это из-за того, что бортевой мед отбирается только один раз в году».

Чтобы выяснить, чем вызвана массовая гибель насекомых, заповедник нанял главного специалиста по болезням пчел в России, который не нашел вирусов. Причина кроется в другом, говорит директор заповедника «Шульган-Таш» Михаил Косарев: «В прошлом году  вторая половина лета была очень сухой, взятки с липы было немного, пчелы рано перестали развиваться, ушли слабыми. Зимовка была длиннее на полтора месяца – это очень серьезный фактор. Медведь еще немного разорял. У нас за 59 лет заповедника это второй раз, когда такая большая гибель. Но это проходит. Самое страшное – это метизация. В такой год пчелы освобождаются от метисов. Эти семьи хуже выживают».

Благодаря государственным грантам и вниманию СМИ сейчас интерес к бортничеству растет, поэтому развивать эту отрасль нетрудно. Гораздо сложнее сохранить пчел-аборигенов, продолжает Косарев: «Для этого на законодательном уровне нужно обеспечить реальное запрещение ввоза карпатских, кавказских, узбекских пчел, сегодня много что ввозится. Проблема-то в чем? На юге пчелопакеты, матки можно получить рано и в два раза дешевле, чем у нас, поэтому если бизнес хочет развиваться, он вынужден закупаться на юге. Мы на месте, в Башкирии, должны научиться размножать своих пчел, а без субсидий этого не сделать. Но запрет это только полумера, нужно обязательно наладить репродукцию селекционно улучшенного материала, аборигенного, и этого пока не делается. Заповедник этим занимается, но у нас небольшие возможности. Главное, что надо начать делать по линии Минсельхоза, это выделять субсидии. Я считаю, что если бы четырем пчелофермам в Бурзянском районе дали бы миллиона по полтора в год на работу по репродукции, то ситуация бы здорово изменилась, а это небольшие деньги».

В Башкирии на протяжении трех лет готовят изменения в закон о пчеловодстве, в частности, хотят ограничить ввоз пчел из других регионов. Одной из главных проблем отрасли являются инфекционные заболевания, которые заносятся на территорию республики с привозными насекомыми.