Главная » Тема дня »

Сколько бизнесменов Башкирии знают своего главного защитника?

Сколько бизнесменов Башкирии знают своего главного защитника?

Только половина бизнесменов Башкирии знает об институте уполномоченного по защите прав предпринимателей. Такие данные приводит сам бизнес-омбудсмен республики Рафаиль Гибадуллин. Со статистикой не согласен доцент кафедры гражданского права и процесса академии ВЭГУ Марат Шайхуллин, который утверждает, что в реальности цифры гораздо ниже, и озвучивает результаты собственного исследования: «По нашим исследованиям, общественный запрос на юридические услуги аппарата уполномоченного составляет примерно 2%. Эти исследования объективные, репрезентативность – 0,1%. Это означает, что опрашивалось больше тысячи человек. Я сам спрашивал: «Знаете об аппарате уполномоченного?». Кто-то говорил, что знает, но не в курсе, где находится этот аппарат. Система уполномоченного по правам предпринимателей важная и нужная, но этому институту нужны гарантии, как за рубежом. Если юридических гарантий не будет, которые расширяют процессуальные и материальные права, то институт будет медленно развиваться. Кроме того, в США, например, интересы бизнес-омбудсмена только по одному направлению представляет 1,4 тысячи человек, а в наших штатах по 5-7 человек».

По мнению бизнес-омбудсмена республики Рафаиля Гибадуллина, об институте уполномоченного знают в основном те, кто сталкивался с проблемами и нуждался в помощи: «Мы не можем гарантировать, что каждый человек в каком-то углу республики знает нас. Если у предпринимателя все хорошо, зачем ему нас знать? Знает только тот, у кого проблема. Действительно, нас мало. На каждого приходится по десять, двенадцать, а то и больше дел. Это ведь не просто, что дела пришли, и мы их решили. У нас накапливаются дела, и они не решаются одномоментно».

За рубежом институт уполномоченного по правам предпринимателей существует на деньги бизнесменов, а не государственного бюджета. Кроме того, в отличие от России, в судах уполномоченный защищает интересы бизнеса не в качестве третьего лица, которое не предъявляет самостоятельных требований. Однако даже такое участие помогает переломить ход некоторых дел, говорит Рафаиль Гибадуллин: «У нас на сайте есть история успеха, благодарности людей, которым мы помогли. Это очень важно для нас, как для врача, который провел успешную  операцию и сохранил жизнь. Мы тоже сохраняем жизнь предпринимателям, избавляем их от штрафов, от тюремных заключений и прочего. Даже один спасенный предприниматель – это уже хорошо, потому что остальная государственная машина работает как раз наоборот. Как был обвинительный уклон, так он и существует».

Основной упор в работе уполномоченного делается на досудебное урегулирование конфликтных ситуаций, подчеркивает Гибадуллин. Есть множество примеров, когда прямо на заседании стороны договаривались о подписании мировых соглашений.