Главная » Тема дня »

Разработка шихана Торатау: аргументы за и против

Разработка шихана Торатау: аргументы за и против

Последний пресс-завтрак «Коммерсанта», посвященный сырьевой проблеме «Башкирской содовой компании» и снятию охранного статуса с горы-шихана Торатау, вызвал бурную дискуссию среди участников: представителей БСК, научного сообщества и курирующих отрасль ведомств. Напомним, «Башкирская содовая компания» неоднократно заявляла, что существующих запасов известняка ей хватит лишь на четыре года, и альтернативных источников сырья кроме Торатау у нее нет. Разработка других месторождений невозможна в силу различных причин: экологические риски, высокое содержание вредных примесей, проблемы с логистикой и так далее.

Мы приводим основные аргументы сторонников снятия охранного статуса с шихана Торатау и их оппонентов. Заместитель генерального директора «Башкирской содовой компании» Марина Бортова: «По экономическим причинам снято очень много охранных статусов с памятников природы. Только в ПФО за последние годы было снято более трехсот статусов. Действительно, там есть те, что снимали ввиду утраты какого-то памятника, но были и те, что снимали по экономическим причинам. На территории республики было также снято несколько статусов, это прекрасно известно».

Директор Уфимского института биологии Василий Мартыненко: «По поводу упразднения памятников природы на территории Башкирии и Татарстана это было приведение в соответствие с современным законодательством. У нас, например, на территории национального парка «Башкирия» существовало несколько памятников природы. Они были организованы до того, как был создан национальный парк «Башкирия», возникла «матрешка». Россия приняла закон, чтобы упразднить такие памятники на природоохранных территориях. Вот так и были упразднены эти памятники на территории Башкирии и Татарстана. Они не вышли из природного заповедного фонда, они там и остались. Поэтому не надо говорить о том, что кругом с памятников снимают статусы. На сегодняшний день юридической возможности снять статус памятника природы с горы Торатау нет, и федеральным чиновникам легко говорить, чтобы республика решала этот вопрос, они ведь никакой ответственности не несут. А вообще-то за такие вещи, в соответствии с законом о защите окружающей среды, люди несут уголовную ответственность, и понятно, что тот, кто снимет охранный статус с Торатау, сядет потом в тюрьму».

Заместитель начальника департамента по недропользованию по Приволжскому федеральному округу Ренат Мухметшин: «Роснедрами были проведены работы по анализу существующих месторождений известняка на территории республики, и альтернативы Торатау и Юрактау нет. По Гумеровскому месторождению есть заключение государственной комиссии, где написано, что технические условия Гумеровского месторождения не соответствуют техническим условиям БСК».

Заведующая лабораторией геологии и кайнозоя Института геологии УНЦ РАН Гузель Данукалова: «Выгода, которую получит промышленность за несколько десятилетий, не стоит того, чтобы сохранить это геологическое наследие для наших потомков. Международное сообщество это понимает, это эталонная территория. Разработка Торатау – то же самое, как если бы японцы разрушили свою Фудзияму».

Представитель Минпромторга России Александр Орлов: «Доставка одной тонны известняка из Гумеровского месторождения для БСК будет стоить 473 рубля, притом что сейчас доставка из Шахтау стоит 102 рубля. С Торатау будет 124 рубля, с Юрактау – 149 рублей, с Куштау – 112 рублей. Это не считая затрат на инфраструктуру, капитальных вложений и так далее. Получится ситуация, что себестоимость производства станет нерентабельной. Что на это скажут стекольщики? Давайте опускайте нам пошлину, будем брать по импорту. Мы как регулятор своим решением должны оставить другие отрасли без сырья? Ну, хорошо, давайте, только последствия продумайте».

Отметим, на вопрос нашего корреспондента о дальнейших действиях компании в том случае, если охранный статус с Торатау не снимут, Марина Бортова заявила, что, израсходовав весь имеющийся запас известняка, БСК прекратит свое существование.