Главная » Тема дня »

Как развивается IT-отрасль в Башкирии?

Как развивается IT-отрасль в Башкирии?

Накануне в Уфе прошел республиканский форум «Смарт-регион 2017. Цифровая экономика. Возможности электронного обучения». Представители власти, бизнес-сообщества и ведущие эксперты обсудили ключевые проблемы развития IT-сферы в республике и в стране в целом. Одной из тем обсуждения стала государственная поддержка высоких технологий.

Согласно рейтингу аналитиков CNews, в этом году Башкирия выделила 435 млн рублей на развитие IT-отрасли, в 2016 сумма едва превышала 300 млн. По данному показателю республика заняла тридцатую строчку среди других регионов. Татарстан, к примеру, тратит на сферу высоких технологий более 2 млрд. Несмотря на относительно небольшие суммы, по эффективности выделяемых средств Башкирия входит в число регионов-лидеров, говорит председатель республиканской Ассоциации развития информационных технологий Кирилл Полетаев: «Каждый рубль, потраченный республикой, наиболее эффективен, но IT-компаниям важна еще и сумма этих денег. Москва, например, тратит 45 миллиардов».

Помимо региональных развитию IT-сферы способствуют и федеральные средства. В этом году общий объем субсидий по стране составил 343 млн, однако деньги выделили только восемнадцати субъектам, и в отличие от прошлого года Башкирия вошла в этот список, получив около 21 млн.

Столь внимательным отношение к области IT на государственном уровне стало после обращения Владимира Путина к Федеральному собранию в 2016 году. Тогда президент отметил, что стране необходимо повысить эффективность экономики за счет информационных технологий. В итоге правительство утвердило программу «Цифровая экономика», реализация которой продлится до 2024 года. Одной из ее целей является создание необходимой нормативно-правовой базы, говорит депутат Госдумы Ильдар Бикбаев: «В настоящее время развитие нормативно-правовой базы цифровой экономики находится в зачаточном состоянии. Требуется разработать комплексный закон, который будет регулировать вопросы цифровой экономики».

«Цифровая экономика» трансформирует государственные структуры.  Председатель совета директоров группы компаний «Айти» Тагир Яппаров приводит в пример налоговую службу, где изменения уже начались: «Пример трансформации – это ФНС. Руководитель ведомства Михаил Мишустин высказал блестящее определение того, что он делает. Он внедряет цифровое администрирование с бесконтактным подходом в работе с налогоплательщиками. Это большие данные, потому что сейчас в налоговую службу поступает информация о каждой торговой операции, все электронные книги предприятий. В следующем году ЦБ будет ежедневно поднимать операционный день каждого банка. Это новые технологии и возможности».

Говоря о проблемах, эксперты обсудили угрозы кибербезопасности. Госпрограмма развития IT-сферы предполагает создание полноценной цифровой инфраструктуры, но она базируется на импортной технике, а это создает угрозу информационной безопасности, считает вице-президент Торгово-промышленной палаты республики Дмитрий Шаронов: «На сегодняшний день прекрасно известны множество фактов возможности управления инфраструктурой, где стоит импортное оборудование. В данном случае те шесть лет, которые прошли, молча глядя на развитие этого серьезнейшего направления, для России пока несет огромную угрозу».

Цифровая трансформация может негативно повлиять на рынок труда, говорит координатор региональных программ Всемирного банка Михаил Бунчук: «Конечно, можно говорить об угрозах с точки зрения кибербезопасности, но я думаю, что еще одна угроза цифровой экономики касается определенных категорий работников, которые высвобождаются. Я думаю, что можно говорить как о сотрудниках банков, так и более крупных секторах, например, промышленном производстве. Для государства и для Всемирного банка как партнера национальных правительств эти эффекты и преодоление их последствий – чрезвычайно важный вопрос».

В 2016 году пятерку крупнейших по капитализации мировых компаний составили представители IT-сферы – Facebook, Apple и так далее. О том, как развиваются российские игроки этого рынка, и как они выстраивают взаимоотношения с потребителями, рассказывает директор по международному развитию Mail.ru Group Александр Корнеев: «Мы знаем о вас все, мы отслеживаем каждый шаг, поведение, предпочтения любого, кто хотя бы один раз попадал на нашу платформу. Это относится ко всем более-менее значимым компаниям, они делают то же самое. Мы знаем о вас все, и это помогает нам отслеживать ваши интересы и дальше предлагать именно то, что вам нужно».

Цифровая трансформация коснется всех отраслей экономики, и даже крупнейшие предприятия, которые не успеют адаптироваться, просто покинут рынок. Это касается и нефтедобывающих компаний, считает директор по специальным проектам CRN Светлана Белова: «Конечно, останутся предприятия, которые будут что-то добывать, но они не будут играть существенной роли на этом рынке. Там будет такой же агрегатор, как Uber, который в зависимости от того, как ведут себя предприятия, и насколько их клиенты будут готовы поставить им пять звездочек или три, будет раздавать лицензии на добычу».

Добавим, российский экспорт цифрового софта оценивается в 7 млрд долларов в год. К примеру, в Индии годовой показатель составляет около 120 млрд.