Главная » Тема дня »

Химия или органика: как в республике планируют повышать плодородность почвы?

Химия или органика: как в республике планируют повышать плодородность почвы?

Органоминеральные удобрения – будущее аграрно-промышленного комплекса региона, считают ученые Башкирского научно-инженерного центра по технологии переработки органики. Разработанные ими органоминеральные удобрения даст возможность воспроизводить естественное почвенное плодородие, что позволит решить и проблемы дефицита питьевой воды, а также другие глобальные экологические проблемы, рассказывает председатель Ассоциации молодых депутатов республики Владимир Яковлев: «Ученые настаивают на том, что они разработали новые подходы в работе в сельском хозяйстве, которые позволят республике и стране в целом выйти на новый уровень. Уже несколько обсуждений прошло, в том числе в Академии наук республики, на научно-техническом совете Министерства сельского хозяйства, где эти разработки одобрены. Методы все апробированы, все разработки, все испытания на полях, поэтому мы, Ассоциация молодых депутатов, в эту тему поверили. Неоднократно встречались с учеными, по 4-5 часов заседали. Стараемся сейчас ее продвигать в более широкие массы, хотя доля скептиков, несмотря на то, что тема интересная, говорят, что менять парадигму сельского хозяйства пока сложно. Суть в чем? Ученые предлагают совсем отойти от химических удобрений и удобрять только органикой».

Напомним, заседание научно-технического совета Министерства сельского хозяйства республики состоялось в июле, где подтвердилась важность работ, ранее рассмотренных на научной дискуссии в АН республики. Также научно-технический совет утвердил и необходимость применения такой технологии, как No-till, польза которой, по мнению Яковлева, пока является спорной: «Тема дискуссионная. Кто-то говорит, что, может быть, лучшим образом надо ее внедрять. Наши же ученые говорят, что «ноу-тилл» отчасти решает проблему возврата органического вещества в почву, но не до конца, и есть более совершенные методы, которые разработали наши ученые. Испытания прошли. Не верить в эти испытание не можем, потому что они все подтверждены синими печатями всех органов – Министерством сельского хозяйства, экспертами и так далее. И ученое сообщество на научно-техническом совете при Минсельхозе говорит, что испытания шли замечательно в течение нескольких лет, но потом что-то пошло не так».

По мнению директора Башкирского научного центра по технологии и переработке органики Олега Тарханова, импортные технологии должны проходить более тщательную проверку и тестироваться с учетом территориальных особенностей республики: «Эти технологии должны иметь некий определитель, то есть можно применять вообще или нельзя? Например, в геологоразведке и при добыче существуют, так сказать, методы взрыва. Заклали заряд, взорвали – и все, годится, пошла руда. Давайте предложим атомную бомбу, она гораздо сильнее. Будете применять? Здравый смысл как бы говорит о том, что атомный взрыв не нужно применять, опасно. Так вот, применительно к любым технологиям, которые говорят «мы делаем то, пятое, десятое», при этом говорят, что воспроизводят почвенное плодородие, вопрос: а нет ли других параллельных или тупиковых направлений, которые могут выявиться во время использования данной технологии? Что нужно сделать, чтобы повысить почвенное плодородие? Например, плевать всем подряд. Пожалуйста. Повысится. На 1 миллиграмм. Вопрос другой: что же тогда, в сущности, нужно было разведать, и ставили ли ученые такую задачу? Ставили».

В 2006 году биолог Анатолий Керженцев сделал вывод о том, что механизм функционирования почвы пока неизвестен, поэтому говорить о пользе той или иной технологии в сфере АПК преждевременно, продолжает Олег Тарханов: «Если неизвестен, можно предлагать что-либо, не зная, куда ты лезешь? А к нам приходят и говорят: «Вот в Канаде где-то что-то использовали, давайте и мы будем использовать». Используют – что-то у них там увеличивается, что-то уменьшается. Когда спрашиваешь, а в соответствии с чем вы это предлагаете, с какой теорией, например? С какими вашими размышлениями о механизме почвенного плодородия? Они говорят: «Да как же! Мы же вносим органическое вещество». Кто говорил об органическом веществе соломы? Органическое вещество соломы полезно или вредно? Научные труды есть по применению соломы, а в них написано: применение соломы как вещества от монокультуры приводит к заражению почвы, заболеваниям, которые распространяются на этой соломе. Хорошая технология, правда?».

Заместитель заведующего кафедрой генетики Центра молекулярно-генетических исследований республики, доктор биологических наук, профессор Валентина Горбунова поддерживает выводы Тарханова: «Все снесенное с поля нельзя нанести на поле. Съели, переработали – и мы не можем это занести, оказывается, это вредно. Поэтому, если мы не вернемся к исходным вещам, то потеряем запас, который только в нашей стране есть, – много земли. Можно было удержать землю, а плодородие не вырастало, потому что стерня все равно гнить должна, должна уйти в землю. Гнилостные вещи и то, что надо для растений сделать, – это разные процессы».

Эксперты подчеркивают: саму землю не стоит считать основным средством производства в сельском хозяйстве. Акцент нужно делать на почвенном плодородии, повышению качества которого должны способствовать новые разработки в сфере органоминеральных удобрений.