Главная » Тема дня »

Герой сюжета. Что делать в случае неправомерных действий коллекторов?

Герой сюжета. Что делать в случае неправомерных действий коллекторов?

Что делать в случае неправомерных действий коллекторов? Иногда сотрудники таких агентств прибегают к весьма нестандартным способам общения с должниками. Так, героиня нашего сюжета Светлана рассказала о звонках и смс-сообщениях. Все началось с того, что одна из сотрудниц организации, в которой работала пострадавшая, взяла кредиты в нескольких банках и перестала их выплачивать. Сначала коллекторы звонили в компанию, а затем начали писать сообщения и Светлане с просьбой содействовать в оплате долга. Причем она никогда не была доверенным лицом задолжавшей сотрудницы – ни на бумаге, ни формально, и откуда у коллекторов ее номер, она не понимала.

Сообщениями коллекторы не ограничились и начали звонить с оскорблениями: «Да мы сейчас выезжаем», мат-перемат, такие оскорбления, настолько в этом голосе было ненависти и агрессии. Мне и смешно, и страшно, ноги затряслись с руками. «Я знаю, где ты живешь, я сейчас приеду, да мы тебе не знаю что сделаем». Я говорю: «Значит, так: нечего мне угрожать, я завтра же иду в прокуратуру и пишу заявление». «Да видали мы твою прокуратуру, да ты там вообще рот закрой». В общем, и все на матах, на оскорблениях, я бросила трубку».

Угроза обращения в правоохранительные органы не подействовала, звонки от коллекторов продолжались. Светлана обратилась в свою организацию с просьбой помочь в разрешении ситуации: «Начальница говорит: «Ну, ответь, послушай, что он тебе скажет». Ну, я взяла, дурочка, и ответила. Опять: «Да ты такая-сякая», большой лексикон нецензурной брани в мой адрес, что они едут и окна мне повыбивают, и двери повыламывают. В общем, опять я отключилась. Мне было очень страшно, на следующий день я пошла в прокуратуру и написала заявление. В нем я написала полностью содержание этих смс-сообщений, все замечания, которые я им высказывала, а они мне. Где-то в течение десяти дней начали приходить, меня опрашивать, брать с меня показания, брать с нее показания. Причем она все время отрицала, что никаких моих номеров не давала, никаких моих данных не давала нигде. А когда я читала ее заявление, приходили следователи, и я читала дело, там было указано, что она предоставила мои данные, что я подтвердила ее личность. Но личность ее я реально не подтверждала никак».

После обращения в прокуратуру звонки прекратились, продолжает Светлана: «Через где-то месяц мне пришел отказ, что угрозы моей жизни не было, и вообще ничего страшного не произошло. С одной стороны, хотелось еще дальше писать заявления, потому что я лично восприняла угрозу реально. С  другой стороны, я довольна результатом, с тех пор мне больше никто не звонил, смс мне не шлют».

В случае Светланы все закончилось хорошо, но иногда коллекторы идут еще дальше. О том, куда обращаться при неправомерных действиях таких агентств, рассказал финансовый омбудсмен по Башкирии Валерий Шарипов: «Есть ассоциация профессиональных коллекторских агентств, куда входят все крупнейшие коллекторские агентства, которые сотрудничают с нашим институтом финансового омбудсмена. Если есть обоснованные жалобы, граждане могут обращаться как непосредственно в агентства, так и к нам. Я знаю несколько случаев, когда, по инициативе Павла Алексеевича Медведева, нашего финансового омбудсмена, эти коллекторы были исключены и в дальнейшем, в результате потери репутационных своих возможностей, лишились доступа к банковскому телу. Не секрет, что коллекторы могут работать только непосредственно с кредиторами, а самое интересное – это большие кредиторы, то есть крупнейшие банки».

Зачастую противоправные действия совершаются людьми, которые представляются коллекторами, но на деле оказываются обычными преступниками, продолжает Шарипов: «Если вам кто-то звонит и представляется коллекторским агентством, надо проверить, является ли он таковым. Сейчас нет нормативно урегулированных стандартов, то есть профессиональных стандартов. Человек, судимый за подобные преступления против личности, не может быть коллектором, он является преступником. Тот, кто бросал коктейли Молотова в Ульяновске в окно, разве коллектор? Он бывший сотрудник правоохранительных органов, и у него никакого договора не было – ни с банком, ни с кредитно-финансовой организацией. Он преступник, а вместо этого говорят: «Нет, это коллекторская деятельность». Или вот в Кармаскалинском районе. Мне позвонили, корову угнали со двора у женщины. Ну, какие это коллекторы? Они все, во-первых, представились службой судебных приставов. Поэтому, прежде всего, необходимо обратиться в правоохранительные органы и не говорить, что ко мне приходили коллекторы, а ко мне приходили вымогатели. Они мне угрожали и требовали денег, которые я у них не брал, вот и все».

Валерий Шарипов добавил, что в мировой практике существуют так называемые три табу: это агрессивное взыскание долга, вторжение в частную жизнь и намерение причинить душевные страдания. При нарушении этих правил коллекторские агентства подлежат исключению из ассоциации.